Павел Ковальчук: Когда можно сыграть в тело, то я играю

30 ноября 2020

Защитник «Мамонтов Югры» в интервью пресс-службе клуба рассказал о силовом стиле игры, первых шагах в хоккее, малой родине и многом другом.

— Во сколько лет ты уехал из родного Салехарда и как попал в Ханты-Мансийск?

— В 13 лет я приехал сюда на просмотр. Многие пацаны из Салехарда уже уезжали, и я тоже решил попробоваться.  Отец сразу решил, что поедем в Ханты-Мансийск. Я тогда еще не разбирался.

 — За что ты любишь Салехард?

— Я был тогда еще очень маленький, давно там не был. Думаю, самым красивым там является северное сияние. В Хантах я пока его не видел. Еще там зимой солнце вообще почти не встает, а летом светло 24 часа в сутки. Не понимаешь который час, не знаешь когда ложиться спать. Режим сбивается.

— Наверное, самый часто задаваемый вопрос – родственник ли ты Илье Ковальчуку?

— Когда узнают фамилию, да, часто спрашивают. Но, сразу скажу, что мы – однофамильцы.

— А когда ты начинал заниматься хоккеем, знал уже о том, что есть такой игрок?

— Нет, тогда еще я про него не слышал. Впоследствии я начал больше интересоваться хоккеем и смотреть матчи, он тогда еще в Нью-Джерси играл, мне лет 8-9 было. Поэтому чемпионат мира 2008 года я не видел, только потом, когда начал больше узнавать про Илью, посмотрел тот финал, потом еще был фильм «Чемпионы».

— Как эта информация о таком однофамильце повлияла на тебя?

— Я сразу выбрал себе 17 номер, а мой брат взял 71. Когда приехал в Ханты-Мансийск, майки были только определенных номеров и 71 номер был занят, потом появилась возможность взять себе его. Я отыграл под ним три года, а во время перехода в «Мамонтов Югры» здесь оказался свободен 17.

— Как тебя в команде называют, Кови?

— Кови или Коваль, кто как.

— А ты знаешь, что среди югорских фанатов тоже есть свой Коваль?

— Да, я даже подписан на него в инстаграме, но лично не знаком.

 — Ты лидируешь в команде по силовым приемам. Как ты выбрал для себя такой стиль игры?

— Если в игре есть момент, когда можно сыграть в тело, то я играю. Я не очень высокий, но масса тела позволяет играть так, поэтому стараюсь.

-Когда понял, что хиты – это твое?

— Когда меня перевели в защиту. Когда я приехал в «Югру», первый год я был нападающим, потом у нас поменялся тренер и не хватало защитников, вот мне и предложили попробовать в обороне. В первые годы я не очень часто играл в тело, да и был не особо мясистым, худеньким был. Лет в 15 набрал массу, подкачался, а когда пару раз  хорошо провел силовой, то мне это очень понравилось.  Потом смотришь видео с матчей, а там хороший силовой прием – красота.

— Но ведь последствием такой игры могут быть удаления?

 — Да, у меня уже 44 минуты. Еще одна «десятка» — матч-штраф. Поэтому начал играть аккуратнее, не сдерживаюсь, но и напролом не лечу.

 — То есть ты готов допустить вероятность оставления команды в меньшинстве в угоду зрелищности игры?

— Нет, но сейчас я стараюсь уже играть так, когда уверен на 100 процентов, что попаду точно.  Когда есть возможность неудачного силового приема, я не иду, иначе можно оставить команду на две минуты, особенно, если это очень серьезный соперник.

— Что самое сложно было при переходе из спортивной школы в МХЛ?

—  Я даже не сразу попал в команду, на первые сборы в Курганово меня не позвали, хотя в общий чат добавили. Парням пишут в личные сообщения, что надо приехать туда-то, в такие-то сроки, а я сижу и жду. Решил сам написать, но мне ответили, что пока не надо, жди подготовки с ЮХЛ. Расстроился, конечно, но в форме себя держал, тренировался. Тренажерные залы все были закрыты, поэтому бегал в основном и чуть-чуть с гантелями упражнялся.

Дождался своего. Это была пятница. Позвонил администратор команды Константин Юрьевич и спросил, есть ли возможность приехать в понедельник на базу, сдать тест, и т.д. Мы сразу засуетились, сдали все по-быстрому, и я отправился к «Мамонтам».

Приехал, отпахал вторые сборы команды. Наибольшая разница со школой – две тренировки в день и нагрузка гораздо выше.

К сожалению, я еще не знаю, что такое домашние игры со зрителями. Очень хочется испытать это чувство, эту атмосферу, когда полные трибуны тебя поддерживают, как, например, это было в прошлом году. Людей на МХЛ ходило гораздо больше, чем на игры ДЮСШ.

— Как прошло знакомство с тренерами «Мамонтов»?

— Я заранее знал, что тренерский штаб серьезный, настроенный на достижение результата, поэтому эмоционально был готов работать. Очень необычно было поначалу, здесь есть администратор, врач команды, массажист, сервисмен, которые во всем помогают.

— Ты с первых игр в МХЛ был заряжен на силовой хоккей?

— Нет, я просто хотел показать себя. Папа мне всегда говорит, что раз получается играть в тело, то надо играть. Первые игры у меня были на предсезонном турнире, и там у меня получился очень красивый силовой прием в матче с «Атлантом», в матчах с «Локо» тоже пытался играть так.

— А у тебя папа как давно увлекается хоккеем?

 — С того момента, как мы с братом начали им заниматься. Вообще, отец – музыкант, а мы пошли в хоккей просто для занятия спортом и не думали связывать с ним свою жизнь. Потом загорелись этим.  Сейчас папа смотрит много хоккея, изучает. У меня, кстати, два музыкальных образования – играю на трубе.

— Считаешь ли ты, что твой боевой запал угас немного, если сравнивать с началом чемпионата?

 — Нет, но я просто не хочу получить матч-штраф. Да и обычных штрафов много. Стараюсь бить, только когда уверен, что получится сыграть чисто. Приятно будет, конечно, если получится побить прошлогодний командный рекорд Петрова по силовым приемам.

— Когда последний раз играл на трубе?

— После переезда в Ханты-Мансийск не играл. Один раз возвращался в Салехард, взял трубу – пальцы помнят. Если сейчас пробовать, что-то должно получиться, но не на том уровне, на котором играл раньше.

— Ты слушаешь классическую музыку?

— Она мне нравится. Не могу выделить кого-то из композиторов, многое нравится, что играется симфоническим оркестром. После переезда стал слушать её гораздо реже,  хотя первый год еще пытался.

— А что сейчас в твоем плейлисте?

— Нет определенного какого-то жанра, певцов. Miyagi & Andy Panda, Скриптонит, T-Fest, Баста, почти весь «Газгольдер». Если что-то понравилось, то и добавлю.

— Родственники принимали участие в «Рубрике от «Югории», пытались предсказывать результаты матчей?

— Да, конечно, но выиграть не удавалось. Когда только началась эта рубрика, отец часто угадывал итоговый результат, но не писал в комментариях. Потом он начал писать, правда, с того момента так и не удалось еще ответить правильно. Думаю, что такие конкурсы интересны для болельщиков, да еще и подарки классные дарят – это круто!  Здорово, что есть такая поддержка спорта со стороны бизнеса, которая включает в себя бонусы для болельщиков и даже хоккеистов.

— На кого из хоккеистов тебе хочется равняться?

— Когда еще я играл в нападении, то это, конечно же, был Илья Ковальчук, но и сейчас считаю его отличным игроком. Когда перешел в оборону, то мне очень понравился в защите Дмитрий Орлов, он тоже играет жестко, красивые силовые проводит.

— Спортсмены – суеверные люди, а у тебя есть какой-то ритуал перед игрой?

— Скотч мотаю с левой ноги. Один раз попробовал с правой и получил травму, после этого уже таких ошибок не делал – всегда с левой. На гимне встаем в определенном порядке, хотя это как-то само получается, автоматически.